Семейное и наследственное право московской руси в конце xv первой половине xvi вв

Лингвисты (И. С. Галкин, Д. Е. Казанцев), которые опираются на данные языка, полагают, что территорию формирования марийского народа следует искать не в Ветлужско-Вятском междуречье, как это считают археологи, а юго-западнее, между Окой и Сурой. Внизу в строке 1 сохранились лишь фрагменты 4-х букв, расположенных под 5, 6, 7 и 12 буквами строки 2. Начало строки 1 не просматривается. Медвежьего, озера Медвежье Верхнее и Медвежье Нижнее, а также 5 бортных деревень. Были князья Друцкий, Белогородские, Бужские, Трубчевские и пр.; но никто не утверждает, что были государства Друцкое, Белогородское, Трубчевское и т.д. Один князь мог владеть временно несколькими землями. Однако четкого разделения функций у думных людей в то время не было. Вот почему среди Рюриковичей, особенно из ветви Мономаховичей, готовившихся к занятию Киевского престола, знание двух-трех, а иногда и четырех и более языков было довольно распространенным явлением. Правительственный совет (Herren-Rath) был весьма обширен: по немецким источникам, в него входило 300 господ, в том числе новгородский владыка, княжеский наместник, посадник, тысяцкий, «старые» (смененные) посадники и тысяцкие и просто бояре. Тут же в поколенную роспись Воронцовых и Вельяминовых родословных книг были внесены изменения: у Протасия появился сын Вельямин, у того сын Василий и внук Василий, а у последнего — четвертый сын Тимофей Васильевич. Дань (прямой налог) первоначально происходит из отношений победителя к побежденным: «Рекоша козаре (полянам): платите нам дань»; «Поча Олег воевати древляне и, примучив и, имаше на них дань»; «Не хощю тяжки дани возложити», — говорит Ольга побежденным древлянам. Ростислава, прим. 40). Противоположность городских жителей (главной общины) классу сельских смердов раскрывается из псковской истории о смердьей грамоте 1485-1486 гг. (см.

Похожие записи: